Возвышение Венизелоса

Неудивительно, что столь горькие разочарования повлекли за собой очередной всплеск напряженности. Политики правого толка, как Йон Драгумис, высказывали сомнения в уместности западных демократических институтов на греческой почве и требовали установления жесткого авторитарного правления в той или иной форме. Офицерские организации открыто выражали недовольство правящей властью. Левые политики, несмотря ни на что, сохраняли приверженность «Великой идее» и искали новые, более успешные пути для ее реализации. Политический хаос, воцарившийся после смерти Трикуписа, и циничные попытки короля использовать ситуацию в собственных интересах, заставили снова вспомнить о республиканских принципах. Все чаще раздавались требования пересмотра конституции, снижения налогов и конфискации крупных земельных владений. Недовольство существующим порядком выливались порой и вовсе в экзотические формы. Так, резко возрос интерес к литературе, написанной на простонародном языке, сильно отличавшемся от официальной катаревусы. Подобные разногласия, казалось бы, весьма далекие от политики, в 1901 году повлекли за собой серьезные беспорядки в столице.
Скрытое напряжение достигло пика в 1908 году, и великие державы решили, что настало время для иностранного вмешательства — непреходящая нестабильность в Греции, равно как и обострение «македонского вопроса», угрожали миру и спокойствию в Европе. Этому вопросу уже была посвящена встреча австрийского императора Франца Иосифа II и русского царя Николая II. Тогда, в 1903 году, было решено создать международную жандармерию, и в 1904 году иностранные офицеры начали прибывать в Македонию. Зоны ответственности распределились следующим образом: за Россией закреплялись Салоники, за Австрией — Ускюб (нынешний Скопле), Англия контролировала Драму, Франция — Серрес, а Монастир оказывался в зоне ответственности Италии. Под совместным британско-российским давлением турецкий султан согласился провести в Македонии ряд административных и хозяйственно-экономических реформ. Однако многим в Османской империи не понравилось такое вмешательство иностранных держав, это привело к восстанию в турецкой армии и к захвату власти в Константинополе младотурками. Младотурки представляли собой группу патриотически настроенной молодежи, резко протестовавшей против иностранного вмешательства и декларировавшей своей целью построение современного турецкого государства на обломках Османской империи.
Революция младотурок имела самые серьезные последствия. Если изначально революционеры пропагандировали равенство всех граждан империи, независимо от их национальной и религиозной принадлежности, то очень скоро все свелось к обычному турецкому национализму, несущему угрозу представителям иных национальностей. Когда же выяснилось, что многие младотурки тяготеют к империалистической Германии, это вызвало беспокойство у остальных великих держав. В атмосфере все возраставшей напряженности, которая царила в Европе, «балканский вопрос» приобрел первостепенное значение. Все заинтересованные стороны (включая как сопредельные страны, так и подданных турецкого султана) решили извлечь максимальную выгоду из беспорядков в Константинополе. Король Болгарии Фердинанд прервал дипломатические отношения с Портой. Россия вновь заявила о своих притязаниях на проливы Босфор и Дарданеллы, а Австрия сделала решительный шаг, аннексировав провинции Боснии и Герцеговины.
В Греции, как и ожидалось, нестабильность политической обстановки отозвалась новыми волнениями на Крите. Седьмого декабря жители острова подняли греческий флаг и выразили свои верноподданнические чувства королю Георгию. Казалось, на сей раз — после стольких неудач — критяне должны добиться успеха. Однако афинское правительство, парализованное воспоминаниями о 1897 годе, отказалось поддержать повстанцев. Когда в августе 1909 года военно-морские силы великих держав высадились на острове и заставили критян снять греческие флаги и вновь подчиниться турецким властям, из Афин не последовало никакой реакции.
Такое малодушное поведение короля вызвало законное возмущение у греков. Вкупе со множеством претензий к властям, накопившихся за последние двадцать лет, оно обернулось взрывом народного негодования. Жители Афин вышли на улицы. Оскорбленные патриотические чувства, соединившись с жаждой перемен, представляли серьезную угрозу существующему строю. В августе 1909 года восстал афинский гарнизон, расквартированный в местечке Гуди. Части под командованием офицеров — членов «Военной лиги» были введены в Афины и фактически взяли столицу под контроль. «Движение Гуди» (или «Революция Гуди», как еще называли это событие) распространилось и на другие регионы Греции. В следующие несколько месяцев страной правила «Военная лига»: манипулируя марионеточным правительством, она постепенно проводила реформы, направленные на улучшение положения армии. Тем не менее даже самим офицерам было ясно, что у них не хватит ни изобретательности, ни политического опыта, чтобы оправдать общественные ожидания по поводу поднятого восстания. После краткого периода смятения и беспорядочных метаний они решили пригласить на роль премьер-министра знаменитого критского политика Элевтериоса Венизелоса (правильнее Веницелоса), не связанного с политическими кланами страны.
Венизелос, прославившийся как вождь восстаний на Крите 1889 и 1896 годов, безусловно является одной из самых влиятельных и харизматических фигур современной греческой истории. Это был блестящий политик, наделенный неистощимым красноречием, которое, по словам лорда Керзона, «не позволяло собеседнику хоть словечко вставить». При Венизелосе Греция впервые с момента обретения независимости начала проводить активную внешнюю политику, вместо того чтобы служить беспомощной пешкой в руках великих держав. Блистательно победив на выборах в Национальное собрание в 1910 году, Венизелос со своими сторонниками возглавил правительство. Ему удалось добиться политического консенсуса — небывалое событие в истории современной Греции — и запустить внушительную программу политических и хозяйственно-экономических реформ. Более того, приход Венизелоса к власти знаменовал новую страницу в греческой внешней политике, в результате чего территория страны увеличилась почти вдвое.
Обеспечив своей партии восемьдесят процентов мест в парламенте, Венизелос сумел выйти из-под опеки «Военной лиги» и приступить к проведению радикальных реформ. Он ввел прогрессивный подоходный налог, что позволило увеличить государственные доходы и облегчить бремя косвенных налогов для греческой бедноты. В государственных учреждениях появились штатные расписания, прием на работу должен был происходить только по результатам тестирования. Все это уменьшало протекционизм и произвол, царивший в системе трудоустройства. Теперь служащие могли не бояться притеснений, связанных с их политическими пристрастиями. Начальное образование становилось бесплатным и обязательным. При Венизелосе произошла легализация профсоюзов. Вместе с тем значительно ограничивалась деятельность «желтых» тред-юнионов (то есть тех, которые находились под контролем у работодателей). Была определена минимальная зарплата для женщин и детей, а также введена ответственность нанимателей за несчастные случаи на производстве. Начали выплачиваться пенсии и пособия по болезням. Не менее важные преобразования были проведены и в сельском хозяйстве. Благодаря Венизелосу в конституцию 1864 года были внесены поправки, дающие государству право проводить конфискацию земли в «национальных интересах». Это создавало возможности для проведения земельной реформы и уничтожения малопродуктивной системы чифликов (ферм, сдаваемых в аренду) в Северной Греции.
Либеральная партия Венизелоса одержала убедительную победу на выборах 1912 года, что еще раз продемонстрировало доверие и поддержку, которое греческий народ оказывал новому премьеру и его реформам. Однако так уж сложилось, что в Греции всегда гораздо большее внимание уделялось внешней политике по сравнению с внутриполитической ситуацией. И здесь Венизелос сумел завоевать уважение своих соотечественников, став активным проводником «Великой идеи» в и многое сделав для осуществления критского эносиса. Сегодня мы с уверенностью можем сказать, что реализация «Великой идеи» всегда доминировала в деятельности Венизелоса на посту греческого премьер-министра, порой даже в ущерб проведению внутренних реформ.