Тавгамелы и восстание в Греции

Итак, Александр закрепился на Средиземноморском побережье, персидский флот ему больше не угрожал, можно было продолжать поход. На сей раз македонское войско двинулось в сторону Месопотамии. В 331 году Александр снова встретился на поле боя со своим врагом — Дарием III. Это произошло в долине реки Тигр возле деревушки Гавгамелы (на территории современного Ирака). Выбор места сражения был не случаен: широкая равнина позволяла развернуться всей гигантской армии персов, которая значительно превосходила силы противника. Александр решил прибегнуть к той же тактике, которую использовал его отец в битве под Херонеей: он выстроил войско клином — так, чтобы правый фланг первым вошел в соприкосновение с вражеским строем. В дополнение к этому он усилил ударный правый фланг тяжелой конницей. При необходимости — если бы возникла угроза окружения со стороны превосходящих сил противника — этот клин легко мог трансформироваться в массивный прямоугольник (подобную тактику продемонстрировала английская армия в битве под Ватерлоо). Сам Александр по своему обыкновению возглавил конницу «товарищей», которая всей мощью обрушилась на врага и прорвала левый фланг персов. Ожесточенные схватки кипели по всей длине строя, но эта стремительная и успешная атака Александра сыграла решающую роль — исход битвы был предрешен. Македонцы победили, и Дарию снова пришлось в страхе и отчаянии бежать с поля боя. Александр его преследовал, погоня продолжалась с небольшими перерывами до самой полуночи. Однако Дарию удалось скрыться, захватили только его колесницу, щит, лук, сокровища и обоз.
Эта блистательная победа македонцев нанесла смертель-ный удар Персидской империи. Здесь, при Гавгамелах, последняя потеряла свои основные военные силы. Войско Александра, практически не встречая сопротивления, шествовало от одного города к другому. Вавилон, великая столица Востока, а вслед за ним и Сузы, где располагалась роскошная резиденция персидских царей, сдались без боя со всеми сокровищами. В Сузах Александр захватил часть царской казны. Среди огромного количества золотых и серебряных слитков обнаружились статуи двух тираноубийц — Гармодия и Аристогитона, которые в свое время были вывезены из Афин Ксерксом. Теперь Александр с почетом отправил статуи обратно. Тем временем Демосфен в Афинах активизировал свою деятельность: он подстрекал сограждан восстать и поддержать спартанцев, которые оспаривали македонское господство на Пелопоннесе. К тому моменту спартанский царь Агис III мобилизовал население большинства пелопоннесских городов и собрал большое наемное войско. Ему удалось нанести поражение македонской армии и теперь он угрожал распространить свою власть на всю южную Грецию. Однако наученные горьким опытом афиняне выжидали, опасаясь нарушить договор с Македонией. Отправляясь в поход, Александр оставил вместо себя опытного и преданного военачальника по имени Антипатр — тому надлежало на правах регента править Македонией и осуществлять контроль над остальной Грецией. В сложившихся обстоятельствах Антипатр не стал медлить ни дня: он ринулся на юг во главе большого войска и в яростной схватке разбил мятежных спартанцев (в этом бою погиб и сам царь Агис). Хотя Афины и воздержались от участия в восстании, тем не менее здесь очень сильны были антимакедонские настроения. Доказательством служит тот факт, что когда враг Демосфена ритор Эсхин организовал судилище над оратором (главным пунктом обвинения являлась его борьба против Македонии и лично Александра), то судьи в конце концов вынесли оправдательный приговор.
Реакция Александра на известия о восстании в Греции была неожиданно мягкой. Он не стал наказывать греческих воинов, которые по решению Коринфского совета участвовали в походе Александра. После взятия персидских городов Персеполь и Экбатаны он разрешил грекам вернуться с богатой добычей домой. Находясь в Персеполе, Александр велел сжечь дотла великолепный царский дворец Ахемени-дов. Скорее всего, это стало актом возмездия персам за разрушение греческих городов, в особенности же за тот ущерб, который нанес Афинам Ксеркс в 480 году.