Первый этап войны, 431—421 годы до н. э.

К началу войны Спарта и ее союзники имели огромное превосходство в ресурсах и территории. Они могли выста­вить большее количество гоплитов, чем сыскалось бы во всей Афинской империи. С другой стороны, лучший во всем эл­линском мире флот обеспечивал Афинам безусловное гос­подство на море. Кроме того, благодаря предусмотритель­ности Перикла Афины были не только надежно защищены со стороны пролива, но и соединялись с портом Пиреем «длинными стенами» — мощными крепостными стенами, протянувшимися от города до самого порта. Вообще-то, спар­танцы не имели навыков ведения осады, но если бы даже таковая случилась, то афиняне спокойно могли оставаться за своими стенами, получая продовольствие с моря. В по­добных условиях понятно, почему спартанцы столь неохот­но вступили в войну. Но, так или иначе, а шаг был сделан.

Фукидид живописует нам реакцию афинян на объявле­ние войны через личность Перикла. Совершенно очевидно, что такой поворот событий не обрадовал Афины. Но Перикл был абсолютно уверен: им вполне удастся сохранить свою империю, опираясь на финансовое и морское превосходство. Главное для афинян — не поддаваться на провокации, не вступать в открытый бой на суше, а выжидать, укрывшись за неприступными стенами. Измотанные длительной осадой спартанцы рано или поздно запросят мира. Не исключено, что этот прекрасный план на самом деле принадлежит не Периклу, а выдвинут самим Фукидидом — при осмыслении истории, так сказать, задним числом. Он-то, похоже, нисколь­ко не сомневался, что поражение Афин случилось не столько в результате злоупотребления властью, сколько из-за опро­метчивого отказа от стратегии Перикла. В понимании Фукидида, после смерти Перикла демократия лишилась разум­ного руководства и перешла в руки демагогов, которые, пре­следуя свои политические цели, подтолкнули народ на рискованные авантюры. Известно, что сам Фукидид отно­сился к умеренным демократам. Вполне вероятно, что его анализ отражает не только действительное положение вещей, но и собственные взгляды автора.

Стратегический план Перикла (в изложении Фукидида) ориентировал афинян не на победоносное наступление, а на длительную оборонительную войну. Он, конечно же, был не лишен недостатков. Так, Перикл недооценил непредвиденное и разрушительное действие войны на самих афинян. На первом этапе спартанцы захватили инициативу в свои руки и ежегодно вторгались на территорию Аттики, системати­чески уничтожая ее главное богатство — оливковые рощи (а следует напомнить, что оливе требуется расти 14-18 лет, прежде чем она начнет плодоносить). Все сельское населе­ние Аттики вынуждено было укрыться за городскими сте­нами Афин и оттуда беспомощно наблюдать, как гибнет их родной край. Это оказалось тяжелым моральным испытани­ем — сидеть сложа руки и даже не пытаться дать отпор на­глым захватчикам. Условия жизни в переполненном городе были очень тяжелыми, дело усугубилось неожиданной вспышкой чумы. Болезнь бушевала два года, многие афиня­не погибли. Более того, на второй год войны Афины лиши­лись своего вождя: страшная хворь унесла Перикла.