Империя Александра

Казалось бы, персам воздалось по заслугам, можно было бы и завершить «войну отмщения». Но Александр не собирался прерывать военную кампанию. Теперь он устремился в Мидию в надежде настичь царя Дария. И действительно, неподалеку от Гекатомпил (селение, расположенное к югу от Каспийского моря) он обнаружил труп царя, который умер от руки собственного сановника по имени Бесс. Александр велел перевезти тело Дария в Персеполь и там похоронить в царской гробнице со всеми надлежащими почестями. Когда же наконец схватили Бесса, его ожидало наказание, предусмотренное для цареубийц: ему отрезали нос и уши, а затем распяли на глазах у толпы. В обеих ситуациях — и в погребении Дария, и в казни Бесса — Александр вел себя как восприемник персидского царя. Все его слова и поступки служили манифестом: он, Александр, по праву занимает место на троне «великого царя царей».
В качестве персидского монарха Александр начал вводить в свой быт восточные элементы: персидскую одежду, персидские обычаи. При его дворе появилось множество персидских вельмож, которые воздавали Александру царские почести. Все это вызывало недовольство среди прежних соратников. Их оскорбляло, что персы получали сатрапии, что варвары поставлены на один уровень с македонской знатью. Это раздражение копилось и в конце концов в 330 году привело к заговору против Александра. Во главе его встал Филот — командир гетайров и сын главного военачальника Пармениона. Заговор был раскрыт, и Филота казнили. Поскольку по македонским законам наказание в подобных случаях распространяется на всех родственников-мужчин провинившегося, то смерть настигла и Пармениона, который верно служил еще Филиппу и, между прочим, потерял на войне двоих сыновей. Еще через пару лет Александр собственноручно убил на пиру своего друга Клита, который также упрекал царя за его персидские привычки. В какой-то момент Александр решил ввести в придворный ритуал проскинезу — принятый на Востоке обряд простирания ниц перед владыкой. Это вызвало ожесточенное сопротивление среди греков и македонцев, которые полагали, что такое раболепие пристало одним лишь варварам. Особенно возмущался философ Каллисфен, который в числе прочих ученых сопровождал Александра в его походе. Он даже решился на открытое неповиновение, отказавшись исполнить проскинезу на торжественном пиру. Александру пришлось отступиться от своего намерения, но он затаил обиду на строптивого философа. Позже Каллисфена обвинили в том, что он покушался на жизнь царя вместе со своими учениками — царскими «пажами» (отсюда и название — «заговор пажей»), и спустя некоторое время казнили.
Со смертью Дария завоевательный поход Александра не завершился. Царь пришел в Согдиану (современный Узбекистан), где женился на дочери согдианского царя красавице Роксане. Далее покорил Бактрию (Афганистан) и обратил свои взоры на Индийский субконтинент. При вступлении в Северную Индию он встретил ожесточенное сопротивление со стороны местного царя Пора. Здесь македонцам впервые пришлось столкнуться с индийскими боевыми слонами. В ходе яростной битвы на берегах реки Гидасп Александру удалось одержать победу. Он намеревался двинуться в глубь Индии, но тут взбунтовалось все войско: люди безмерно устали от десятилетней войны и отказывались идти дальше. Александру ничего не оставалось делать, кроме как повернуть обратно.
Теперь все помыслы Александра обратились на управление его гигантской империей. У него возник необычный и прогрессивный для того времени замысел — примирить между собой, «спаять» эллинские народы (греков и македонян) с персами. Как знак примирения западного мира с восточным он задумал в 324 году невиданный праздник в Сузах. Здесь состоялась торжественная церемония бракосочетания восьмидесяти гетайров с персидскими аристократками. Сам Александр взял себе в качестве второй жены старшую дочь Дария, Барсину. Его ближайший друг и сподвижник Гефе-стион женился на ее сестре. Десять тысяч простых македонских воинов, которые сожительствовали с местными девушками, получили возможность узаконить свои отношения и были отпущены из армии. На этом Александр не остановился. Тридцать тысяч персидских юношей после соответствующей подготовки стали македонскими солдатами. Часть их произвели в «товарищи» царя. Александр охотно назначал персов правителями покоренных областей. По всему маршруту следования македонской армии возникали города для будущих колонистов из Греции и Македонии (по меньшей мере, шестнадцать из них получили имя Александра).
Неудивительно, что такая политика царя вызывала недовольство у консервативно настроенных македонцев. В 324 году в Описе снова случилась попытка мятежа, которую Александр подавил в самом зародыше. Что ж... Возможно, проживи Александр подольше, ему удалось бы воплотить в жизнь свою мечту о великой империи. Но в 323 году он подхватил лихорадку и через несколько дней скончался. Так исполнилось давнее предсказание оракула о короткой и славной жизни Александра — в точности как у его предка Ахилла.
Александр Македонский, несомненно, представляет собой наиболее героическую личность античной эпохи. Хотя он прожил всего тридцать три года, но масштабы его завоеваний поражают, а его политическую цель (объединенная империя) никому не удалось превзойти. Увы, множество его достижений оказались порушенными после смерти Александра. И все потому, что у него не оказалось достойного преемника. Александр Македонский навсегда изменил мир. Македонская монархия, впитавшая в себя аромат восточных культур, оказала необоримое воздействие на менталитет греков. Александр не только противопоставил традиционному городу-государству альтернативную концепцию власти, но и обогатил сознание людей новым, более универсальным пониманием самой идеи человечества. Теперь человек был не просто жителем маленького полиса в окружении чуждых и враждебных «варваров», он превратился в подданного вселенской империи, которая охватывала все человечество. Города-государства, которые прежде определяли греческую политику, сменились рядом монархий, объединявших куда большие общности людей. И все это — благодаря завоеваниям Александра Македонского. Новые монархии, которые из-за греческих корней часто называют эллинистическими, заложили основу модели будущей Римской империи.