Филипп II

В 357 году до н. э., после двух лет регентства при малолетнем племяннике к власти пришел Филипп II, при котором Македония выдвинулась на роль лидера в греческом мире. Что послужило причиной такого возвышения? Представители волюнтаристического направления склонны приписывать этот успех исключительно личным качествам Филиппа II. Им противостоят сторонники историзма — учения, полагающего, будто история творится не усилиями одиночек, а под действием непреложных сил и законов. С их точки зрения, в Греции той эпохи сложились такие политические, экономические и социальные условия, которые сделали неизбежным выдвижение Македонии на главенствующие позиции. Впрочем, древние толкователи, не осведомленные о борьбе современных исследователей, были уверены, что именно отдельные яркие личности и совершают поступки, которые затем складываются в историю. Посему все греческие источники, которыми мы пользуемся, единодушно отводят Филиппу II ключевую роль в процессе возвышения Македонии. Они рисуют красочный портрет «варварского» царя, который, вопреки враждебному окружению, сумел утвердить собственную власть над остальными народами.
Во время царствования Филиппа II произошло объединение Македонии, которое и позволило ей победить раздробленные и ослабленные войной города-государства Греции. Однако на тот момент, когда Филипп пришел к власти, перед ним стояло множество проблем, и трудно было даже предположить, что он сумеет добиться столь впечатляющего успеха. Окруженный ненадежными подданными, вынужденный сражаться с алчными соседями, которые только и ждали удобного случая, чтобы напасть, Филипп проявил себя твердым, непреклонным полководцем и одновременно умным и проницательным политиком. Его дипломатия строилась на сочетании силы и хитрости. Годы, проведенные в Фивах в качестве заложника, многому научили будущего македонского царя. Он твердо усвоил, что убийство соперника — вернейший способ от него избавиться. Вместе с тем Филипп не скупился на щедрые подарки (по сути, взятки) возможным сторонникам. Таким образом он выигрывал время, необходимое для упрочения собственной власти и усиления своей державы, — до того момента, когда он сумеет сокрушить всех врагов, как внутренних, так и внешних. Филипп прекрасно сознавал, какую роль играет армия в обеспечении процветания и безопасности страны, а потому начал с военной реформы. В то время как в остальной Греции широко применялись наемные войска, ядро македонской армии составили свободные крестьяне, которые служили в тяжеловооруженной пехоте. Царь призвал их на службу и воинов была обращена на царя, а не на отдельных мелких правителей. В дополнение к реорганизованной пехоте существовала традиционно сильная македонская конница, которая составлялась из представителей аристократии — так называемых гетайров («товарищей царя»).
Упрочив таким образом свою власть, Филипп оказался в состоянии сокрушить всех соседей и за их счет расширить границы Македонии. Создается впечатление, будто Филипп с самого начала готовил свое государство к той великой роли, которую ему довелось сыграть впоследствии. Он понимал, что власть не может основываться на голой силе. Признавая культурное превосходство своих южных соседей, он перенял их опыт и воздвиг себе новую столицу, город Пелла, по образу и подобию эллинских городов-государств. Мало того, он охотно приглашал к своему двору греческих художников и мыслителей и создавал им самые выгодные условия для творчества.
Афины, заинтересованные в сохранении своего влияния на севере Эллады, и особенно на полуострове Халкидика, с тревогой наблюдали за возвышением Македонского государства. Будучи проницательным политиком, Демосфен быстро понял, какую угрозу экономическим интересам Афин несет экспансионистская политика царя Филиппа. Он разоблачал происки македонского царя в серии гневных речей, получивших впоследствии название филиппик и ставших непревзойденным образцом риторического искусства. Невзирая на весь обличительный пыл, который Демосфен вкладывал в свои призывы, греки не внимали его предупреждениям, пока не стало слишком поздно. Филипп же продолжал начатую игру, успешно завоевывая города северной Эллады, в том числе Халкидику и Амфиполь. Его продвижение в восточном направлении принесло Македонии значительные суммы за счет прибыли от золотых и серебряных приисков на горе Пангей.
После этого Филипп переключил свое внимание на юг. К тому моменту он уже успел заключить договор с Фессалией и начал распространять свое влияние на Центральную Грецию, все более активно вмешиваясь в дела тамошних полисов. В то время Фивы оказались втянутыми в долговременный конфликт с соседней Фокидой за право контролировать Дельфийское святилище. Дельфы с древнейших времен принадлежали Фокиде, на чьей территории и располагались. И хотя Фокида являлась не слишком могущественным государством, но при помощи огромных богатств, накопившихся в святилище Аполлона и его оракула, она сумела нанять мощное войско. После этого, как водится, сыскался повод, и разразилась десятилетняя война, которая вошла в историю под названием «Священной войны». Конец ей положил царь Филипп: используя свою армию, он вмешался в спор и в 346 году заставил стороны подписать мир, названный Филократовым (по имени афинянина Филократа, подготовившего проект мирного соглашения). Этот договор стал триумфом македонской дипломатии. Помимо реальных выгод (Филипп II умудрился овладеть фракийским побережьем вплоть до Херсонеса), он еще раз подтвердил репутацию Филиппа как миротворца. Вообще, надо сказать, что внешняя политика Филиппа была очени тонкой и продуманной. Даже воюя, он прикрывался мирными целями и выступал не как завоеватель, а как благодетель всей Эллады. Тем не менее афиняне наконец-то почувствовали угрозу, которую несет усиление Македонии их независимости, и позволили Демосфену заключить союз с их давнишним врагом — Фивами.