Брасид и Никиев мир

Пока Спарта переживала свой сфактерийский позор, один из ее военачальников, молодой энергичный Брасид, умуд­рился нанести врагу жестокий удар на севере полуострова. Из илотов и периэков он собрал отряд в 2 тысячи доброволь­цев. Двигаясь по ночам, они пересекли всю Грецию с юга на север и неожиданно для афинян напали на союзные города, расположенные на полуострове Халкидика и во Фракии. Брасиду удалось захватить важнейший стратегический пункт на берегу реки Стримон — афинскую колонию Амфиполь, откуда вывозился строительный лес для кораблей, где нахо­дились золотые россыпи и мимо которого проходил морской путь из Понта. Командовавший эскадрой в этой части Эгей­ского моря стратег Фукидид не сумел должным образом организовать защиту Амфиполя и поплатился карьерой — его отстранили от командования и подвергли изгнанию. (Впрочем, грядущие поколения должны быть благодарны афинянам за столь тяжкое наказание будущего историка. Возможно, без этого Фукидид не создал бы свой историче­ский труд.)

Воодушевленный победой на Сфактерии, Клеон попытал­ся перехватить инициативу. Он начал действовать удачно, но под самыми стенами Амфиполя был разбит неприятелем. В этой битве погибли оба полководца — и побежденный Клеон, и победитель Брасид. Создается впечатление, что к тому времени спартанцы, преисполненные привычного недоверия к собственным героям, уже начали побаиваться успе­хов Брасида. Во всяком случае, они не стали мстить за его смерть, а ухватились за возможность заключить мир (тем более, что им пообещали вернуть плененных спартиатов). Со своей стороны, смирившись со смертью Клеона и тяжелыми потерями на севере, афиняне тоже стали склоняться к мыс­ли о перемирии. В результате в 421 году до н.э. — после дли­тельной, жестокой войны, длившейся десять лет и не давшей решительного перевеса ни одной из сторон, — был заключен мир на ближайшие пятьдесят лет. Этот мир, получивший название Никиева (по имени руководителя афинского по­сольства), восстанавливал существовавшие до войны грани­цы. Однако Фукидид придавал не слишком большое значе­ние этому событию. Он не верил в длительное перемирие, поскольку проблемы афинского империализма так и оста­лись неразрешенными.

И действительно, как показало время, ни одна из сто­рон не собиралась соблюдать заключенный договор. Афи­няне практически сразу же начали искать пути сближения с Аргосом, извечным противником Спарты на Пелопонне­се. До сего момента Аргос хранил строгий нейтралитет, как и предписывалось заключенным ранее договором со Спар­той. Но теперь, когда срок договора истекал, аргоссцы по­пытались восстановить свою власть на полуострове. Спар­танцы, естественно, не могли с этим смириться, и в 418 го­ду до н. э. произошло сражение близ пелопоннесского города Мантинея, в котором приняли участие Аргос, Спар­та, а также их союзники. И снова сказалось превосходство спартанских гоплитов: несмотря на некоторые тактические просчеты, спартанцы разгромили противников. Аргос был вынужден принять мир на тех условиях, которые ему про­диктовал победитель. На этом его участие в Пелопоннес­ской войне завершилось.