Битва при Херонее

Это повлекло за собой неизбежную конфронтацию, и в 338 году мощное эллинское ополчение, в состав которого входили афиняне, фиванцы и их союзники, встретились в Центральной Греции с армией Филиппа II. На тот момент македонская армия считалась самой опытной и тренированной на Балканском полуострове. Тяжеловооруженная пехота, оснащенная длинными копьями, образовывала фалангу глубиной в шестнадцать рядов. Причем копья были разной длины: у переднего ряда самые короткие, у второго длиннее, у третьего еще длиннее и т. д. В результате перед строем выстраивался сплошной ряд копий, что делало его практически непроницаемым для врага. В то же время задние ряды поднимали свои копья (тоже различной длины) вверх, чтобы защитить всю фалангу от падающих сверху неприятельских стрел. Благодаря усиленным тренировкам македонская пехота приобрела завидную способность маневрировать, не разрушая строй и не теряя своей неуязвимости. Кавалерия также была оснащена копьями новой конструкции (сарис-сами) — более легкими и за счет этого более длинными. Они не мешали коннице быстро двигаться и проводить молниеносные атаки.
Итак, оба войска сошлись в Беотии, близ местечка Херо-нея. Греческая армия насчитывала примерно 38 тыс. человек, македонская была чуть поменьше — около 32 тыс. Однако проигрыш в численности компенсировался богатым опытом македонян — все они являлись закаленными в боях ветеранами, в то время как их противники, если не считать фиванцев, представляли собой толпу необученных новичков (афиняне, например, уже на протяжении целого поколения не участвовали в крупных сухопутных сражениях).
Филипп разработал тактику боя, которая впоследствии не раз доказывала свою эффективность в многочисленных стычках с врагом. В самом ответственном месте — на левом фланге, как раз напротив фиванского «священного отряда» — он поместил тяжелую конницу, легендарных гетайров под предводительством своего сына Александра. Сам царь с отборной гвардией (гипаспистами) занял позицию справа, напротив афинского ополчения. Используя построение клином, он первым вошел в соприкосновение с вражеским строем, а затем разыграл отступление, увлекая афинян за собой. Неопытные афиняне попались на уловку и ринулись в погоню, нарушая общее построение. Дисциплинированные фиванцы, памятуя об опасности атаки с флангов, непоколебимо стояли на отведенном месте, но это не спасло положение. Греческая фаланга утратила свою монолитность, в общем строю образовался разрыв, именно туда и ударила кавалерия под командой царевича Александра. Конники действовали стремительно: искусным маневром они отсекли фи-ванский «священный отряд» от остального строя, окружили его и уничтожили. Триста доблестных фиванцев остались верны клятве победить или умереть и полегли на поле боя.
Позже их соотечественники воздвигли на этом месте в честь погибших памятник с изображением льва. Потеряв самых опытных бойцов, греческая армия оказалась бессильной перед лицом македонской конницы. Та обошла афинян с фланга и обрушилась на тылы. В это время Филипп развернул своих воинов и бросил в контрнаступление, добивая расстроенные ряды греков. Выиграв битву, македонский царь — против своего обыкновения — не стал преследовать врагов и дал отступить уцелевшим.