Андреас Папандреу и торжество ПАСОК

Андреас Папандреу и торжество ПАСОК Победа радикального Союза центра Георгиоса Папандреу в 1962 году продемонстрировала явственное стремление греческого общества к переменам. Однако, принимая во внимание события, происшедшие с тех пор — смерть самого Папандреу и губительная по своим последствиям диктатура «черных полковников», — неудивительно, что для восстановления демократии греки обратились к Караманлису, хорошо известному и уважаемому политику послевоенной эпохи, а не к юному, увлекающемуся и непредсказуемому Анд-реасу Папандреу. Караманлис, несомненно, должен был всг сделать лучшим образом, но вот вопрос — сумеет ли он соответствовать народным ожиданиям потом, когда Греция оправится от последствий военной диктатуры. Множество граждан задавались вопросом: настолько ли Караманлис предан традиционным греческим идеалам — при всей его нынешней терпимости, — чтобы повести страну в новую эру? Если говорить о разумной альтернативе, то радикальная коалиция 1960-х была практически уничтожена благодаря усилиям монархии и гонениям «черных полковников». Однако значительное количество избирателей не теряли надежды, что появится партия, способная выразить их устремления. Чаяния оправдались; выяснилось, что радикальная оппозиция не уничтожена, просто она находилась в состоянии перегруппировки. Уже в первые недели после возвращения Караманлис столкнулся с энергичным противодействием. Именно этим и объясняется его поспешность: новый лидер торопился поскорее провести выборы и принять конституцию, которая значительно расширяла полномочия президента за счет законодательного органа. Андреас Папандреу назвал принятую конституцию «тоталитарной» и утверждал, что если бы президент и правящая партия придерживались различных политических убеждений, то в стране неминуемо разразился бы конституционный кризис. Оппозиция требовала немедленного выхода Греции из НАТО и вывода американских военных баз. Они считали, что внешнеполитические инициативы Караманлиса принесут не больше пользы, чем маневры Венизелосав 1930-х годах. Папандреу доказывал, что все это — не более чем ловкий маневр для осуществления сокровенной мечты Караманлиса, вступления Греции в ЕЭС. По словам Папандреу, подобный шаг будет на руку только воротилам большого бизнеса и самому Караманлису, простым же греческим труженикам принесет лишь неизбежное снижение жизненного уровня. В довершение всего, представители оппозиции утверждали, что Караманлис вообще не стремится к каким-либо переменам в стране и не собирается использовать для этого власть, данную ему конституцией. Разговоры разговорами, но на протяжении нескольких лет оппозиция оставалась слишком разобщенной и дезорганизованной. Этим и объясняется легкая победа Караманлиса на выборах 1977 года. Вышедшие из подполья коммунисты не могли составить ему конкуренцию: они чересчур были заняты собственными проблемами. Сразу же после легализации партия раскололась на две фракции — «евро-коммунистов» и тех, кто по-прежнему ориентировался на Москву. Союз демократического центра также переживал внутренний кризис. Только образованный А. Папандреу ПАСОК продемонстрировал заметный прогресс, набрав на выборах 25% голосов (это дало ему 93 места в парламенте) против 14% в 1974 году. Папандреу, порвавший с революционным марксизмом, теперь позиционировал себя как серьезного и ответственного политика, законного наследника радикальных традиций левого фронта и ЭАМ. Многие греки видели в нем человека, который способен вести страну вперед через осуществление радикальных внутригосударственных реформ. В известной степени Папандреу и его ПАСОК повезло, что Караманлис решил отойти от руководства «Новой демократией» и баллотироваться на пост президента. На партийной конференции, которая состоялась в мае 1979 года в Халкидике (кстати, это была первая конференция некоммунистической партии), он сделал попытку создать настоящую современную партию взамен традиционного для Греции сборища единомышленников вокруг одной яркой, харизматической личности. В частности, было установлено, что впредь руководители НД будут выдвигаться на выборной основе. Подобное решение было на руку Караманлису, так как позволяло сложить с себя обязанности лидера партии и попытать счастья на президентском посту. Выборы состоялись через месяц. Караманлис действительно принял в них участие и выиграл у других кандидатов, правда, с небольшим отрывом. А что же сталось с «Новой демократией»? После ожесточенной борьбы во главе партии встал Георгиос Раллис, бывший министр иностранных дел и один из ведущих политиков умеренного либерального крыла. Следует отметить, что уход из НД ее отца-основателя заметно ослабил позиции партии. Первого января 1981 года — это был год выборов — Греция наконец стала десятым членом Европейского экономического сообщества. По этом вопросу вся нация разделилась на два непримиримых лагеря. Одни толковали о великих возможностях, которые ЕЭС открывает перед страной. Другие же видели в этом нарушение национального суверенитета и ожидали неминуемого снижения уровня жизни. ПАСОК вообще бойкотировал обсуждение вопроса в парламенте и заявил, что визиты президента Караманлиса в Москву, Прагу и Будапешт в октябре 1981 года едва ли оставляют иллюзии насчет возможности независимой внешней политики. Еще через месяц Папандреу повел свою партию на выборы под весьма лаконичным и красноречивым лозунгом — «Аллаги» («Перемены»). Этот лозунг включал требования социализации, децентрализации и рабочего самоуправления. В области внешней политики ПАСОК требовал пересмотреть договор по вступлению в ЕЭС, выхода Греции из НАТО и вывода американских военных баз. Результаты выборов сомнений не оставили. ПАСОК получил 48% голосов (что обеспечило 172 места в парламенте). У НД оказалось 36% (112 мест), а у коммунистов 11% (13 мест). Греческий электорат отдал свою судьбу в руки первого в истории Греции социалистического правительства.