Али-паша Янинский поджигает запал

Нам остается лишь гадать, к чему привел бы этот опрометчивый шаг в тех условиях. Дело в том, что ситуация резко изменилась благодаря вмешательству Али-паши или «Янин-ского Льва», как называли его современники.
Тридцать лет назад этот сын албанского бея из небольшого городка Тепелена захватил с отрядом богатый торговый центр Эпира — Янину и, получив от турецкой власти феодальные права, сделал его своим пашалыком (т. е. независимым владением). Постепенно Янинский пашалык разросся, захватив весь Эпир и Южную Албанию.
В 1803 году после упорной борьбы Али-паше удалось подчинить себе непокорное племя сулиотов, нанеся им тяжелое поражение под городом Никополис. Современники-хронисты описывают кровавый эпизод, когда несколько десятков женщин и детей предпочли принять верную смерть, бросившись в пропасть неподалеку от монастыря Салонги, но не сдались на милость победителя. В 1817 году Али-паша вошел в контакт с британцами и, умело играя на страхе перед греческим национализмом, убедил их продать ему портовый город Парга. К 1820 году владения янинского паши уже представляли собой небольшое государство, простиравшееся от Дурреса до залива Арта. Ему подчинялись клефты Западного Пинда, а через своих сыновей Вели и Мухтара Али-паша утвердился также на большей части Пелопоннеса. Его могущество достигло таких пределов, что уже не могло не вызывать опасений и у турецкого султана, и у греческих националистов.
Столица Али-паши Янина и поныне является в числе немногих греческих городов своеобразным памятником былого мусульманского величия. Великолепные мечети, религиозные школы, многочисленные библиотеки и другие общественные здания — все это служит живым доказательством того кратковременного, но пышного расцвета, которого достигла держава Али-паши. О том же, кстати, свидетельствуют и дипломатические представители европейских государств, которым в свое время посчастливилось посетить столицу великого паши. Так, Бирон в своем письме от 1809 года описывает невообразимую смесь роскоши и богатства с жестокостью и декадансом, характеризующую двор «Янинско-го Льва». Иностранные послы взахлеб рассказывали о невероятных пирах, где подавалось до 36 различных блюд, и об обещаниях Али-паши построить свободное и либеральное греческое государство под собственной властью.
Подобные претензии не могли не раздражать турецкого султана. В 1820 году он собрал пятидесятитысячную армию и отправил ее на осаду Янины. Пора было поставить зарвавшегося пашу на колени! Такой поворот событий имел серьезные последствия для заговорщиков «Филики Этерии», подтолкнув их к решительным действиям. Победа любого из этих тиранов стала бы подлинным бедствием для греков, поэтому решено было выступать немедленно, уповая на то, что восстание греков станет той искрой, которая подожжет взрывчатую балканскую смесь.
Итак, решение было принято, и в феврале 1821 года Александр Ипсиланти пересек реку Прут (протекает по территории современной Румынии), которая в то время служила границей между Россией и Османской империей. Он спешил в Пелопоннес — делать греческую революцию, но в июне его разномастная, необстрелянная армия, в которой насчитывалось 800 членов студенческих бригад, столкнулась возле Драгошан с силами турок и в считанные часы была разбита опытными янычарами. Александр Ипсиланти перешел австрийскую границу, но был задержан и по распоряжению Меттерниха заточен в крепость.
Сейчас, оглядываясь на события той эпохи, мы понимаем, что в основе этого самоубийственного выступления лежали политические иллюзии его руководителей. Глупо было надеяться, что румыны поддержат движение греческих фанариотов, которые на протяжении десятилетий угнетали их от имени турецкого султана. Или что сербы и болгары станут сражаться за право быть подданными ненавистной Византийской империи. Все это были не более чем эллинистические иллюзии. На деле негреческое население не поддержало выступление Ипсиланти. Русский царь тоже недвусмысленно высказал свое негативное отношение к восстанию, издав приказ об увольнении Александра Ипсиланти из рядов русской армии, и отклонил его просьбу о помощи и покровительстве. Более того, он дозволил турецким войскам беспрепятственно пройти по российской территории.
И тем не менее в некотором смысле жертва Ипсиланти не попала даром. Несмотря на печальное поражение при Дра-гошанах, известие об его безрассудно-храбром выступлении подстегнула решимость греков в горах Южного Пелопоннеса и на островах. Повсюду стали вспыхивать религиозные войны, социальные конфликты и атавистическая междоусобная борьба между отдельными князьками, которые в совокупности через десять лет привели к краху Османской империи. Итак, процесс пошел — греческая революция началась.